Анна Ахматова
"Ты выдумал меня..."
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Анна АхматоваПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | следующуюСледующая »


"...Я полюбила Вас, Анна Ахматова"  
Поэт, Человек, Современник
­­
Мы:
Подробнее…­­­
Наши друзья:
Подробнее…­­­
­­­
­­­
­­­
­­­
­­­


­­
Copyright 2010 BeOn ©
Идея: ­Лолита



Категории: Приветствуем.
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 9 ноября 2012 г.
Отражение... Великая Княжна Мария Николаевна 10:08:29
Письмо.

А.А.Ахматова-И.В.Ст­алину
Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!

Зная Ваше внимательное отношение к культурным силам страны и в частности к писателям,я решаюсь обратиться к Вам с эти письмом.23 октября в Ленинграде арестованы Н.К.В.Д. мой муж Николай Николаевич (профессор Академии Художеств) и мой сын Лев Гумилев (студент Л.Г.У.).
Иосиф Виссарионович,я не знаю,в чем их обвиняют,но даю Вам честное слово,что они ни фашисты,ни шпионы,ни участники контрреволюционных обществ.
Я живу в С.С.Р. с начала Революции,я никогда не хотела покинуть страну,с которой связана разумом и сердцем. <...>
В Ленинграде я живу очень уединенно и часто по долгу болею.Арест двух единственно близких мне людей наносит мне такой удар,который я уже не могу пережить.
Я прошу Вас,Иосиф Виссарионович,верну­ть мне мужа и сына,уверенная,что об этом никогда никто не пожалеет.



1 ноября 1935 года.


Категории: 30-е, Из жизни, Письма
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 23 февраля 2012 г.
В Царском Селе Великая Княжна Мария Николаевна 11:46:53
I

По алле проводят лошадок.
Длинны волны расчесанных грив.
О,пленительный город загадок,
Я печальна,тебя полюбив.

Странно вспомнить:душа тосковала,
Задыхалась в предсмертном бреду.
А теперь я игрушечной стала,
Как мой розовый друг какаду.
Подробнее…
Грудь предчувствием боли не сжата,
Если хочешь,в глаза погляди.
Не люблю только час пред закатом,
Ветер с моря и слово "уйди".

II

...А там мой мраморный двойник,
Поверженный под старым кленом,
Озерным водам отдал лик,
Внимает шорохам зеленым.

И моют светлые дожди
Его запекшуюся рану...
Холодный,белый,подожди,
Я тоже мраморною стану.

III

Смуглый отрок бродил по аллеям,
У озерных грустил берегов,
И столетие мы лелеем
Еле слышный шелест шагов.

Иглы сосен густо и колко
Устилают низкие пни...
Здесь лежала его треуголка
И растрепанный том Парни.


1911


Категории: Литературный вечер, Чтения
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 октября 2011 г.
"Был он ревнивым..." ERKIN. 16:19:59
Был он ревнивым, тревожным и нежным,
Как Божье солнце, меня любил,
А чтобы она не запела о прежнем,
Он бледную птицу мою убил.

Промолвил, войдя на закате в светлицу:
"Люби меня, смейся, пиши стихи!"
И я закопала весёлую птицу
За круглым колодцем у старой ольхи.

Ему обещала, что плакать не буду,
Но каменным сделалось сердце моё,
И кажется мне, что всегда и повсюду
Услышу я сладостный голос её.

1914
­­


Категории: Стихи, Автограф, Сборник "Вечер", Раннее
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 24 августа 2011 г.
Государыня Екатерина 13:01:40
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Наследница. Государыня Екатерина 08:49:27
­­

От сарскосельких лип.
Пушкин


Казалось мне, что песня спета
Средь этих опустелых зал.
О, кто бы мне тогда сказал,
Что я наследую все это:
Фелицу, лебедя, мосты,
И все китайские затеи,
Дворца сквозные галереи
И липы дивной красоты.
И даже собственную тень,
Всю искаженную от страха,
И покаянную рубаху,
И замогильную сирень.

20 ноября 1959. Ленинград

Категории: Стихи, Фото
Прoкoммeнтировaть
суббота, 14 мая 2011 г.
... username98 09:08:46
Я с криком тоски просыпалась
И видела тонкие руки
И темный насмешливый рот.
«Ты с кем на заре целовалась,
Клялась, что погибнешь в разлуке,
И жгучую радость таила,
Рыдая у черных ворот?
Кого ты на смерть проводила,
Тот скоро, о, скоро умрет».
Был голос как крик ястребиный,
Но странно на чей-то похожий.
Все тело мое изгибалось,
Почувствовав смертную дрожь,
И плотная сеть паутины
Упала, окутала ложе...
О, ты не напрасно смеялась,
Моя непрощеная ложь!

1911


Категории: Стихи
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 17 апреля 2011 г.
трагические 1930 — 1940-е ERKIN. 09:44:48
Первым из друзей Ахматовой обратил на себя внимание органов НКВД – бывшего ОГПУ – поэт Осип Мандельштам. Они с Ахматовой были очень близки. У них было много общего, оба принадлежали к течению акмеизма, оба восхищались стихами Гумилева. Поскольку стихов Ахматовой больше не печатали, она посвятила это время различным исследованиям. В 1933 году Мандельштама и Ахматову увлекла поэзия Данте. Они читали великого поэта по-итальянски. Как-то раз, когда Ахматова читала часть из «Чистилища», Мандельштам был так растроган звучанием ее голоса, что расплакался.
В такой обстановке осенью 1935 года арестовали Льва. Вместе с ним арестовали Пунина. Ситуация складывалась для обоих очень серьезно. Льва забрали вместе с несколькими студентами исторического факультета. Всех объявили виновными в принадлежности к антисоветской организации. «Все мы оказались в Большом доме, в новом здании областного управления НКВД на Литейном. Ахматова и жена Пунина немедленно принялись сжигать все документы, которые могли бы каким-либо образом скомпрометировать Николая Николаевича.
Ахматова сумела даже в этот момент сохранить достоинство и гордость. Вот что она написала:

«Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!
Зная Ваше внимательное отношение к культурным силам страны и в частности к писателям, я решаюсь обратиться к Вам с этим письмом. 23 октября в Ленинграде арестованы Н.К.В.Д. мой муж Николай Николаевич (Профессор Академии Художеств) и мой сын Лев Николаевич Гумилев (студент Л.Г.У).
Иосиф Виссарионович, я не знаю в чем их обвиняют, но даю Вам честное слово, что они ни фашисты, ни шпионы, ни участники контрреволюционных обществ.
Я живу в С.С.Р. с начала Революции, я никогда не хотела покинуть страну, с которой связана разумом и сердцем. Несмотря на то, что стихи мои не печатаются и отзывы критики доставляют мне много горьких минут, я не падала духом; в очень тяжелых моральных и материальных условиях я продолжала работать и уже напечатала одну работу о Пушкине, вторая печатается.
В Ленинграде я живу очень уединенно и часто по долгу болею. Арест двух единственно близких мне людей наносит мне такой удар, который я уже не могу пережить.
Я прошу Вас, Иосиф Виссарионович, вернуть мне мужа и сына, уверенная, что об этом никогда никто не пожалеет».
Анна Ахматова

1 ноября 1935


Я пью за разоренный дом,
За злую жизнь мою.
За одиночество вдвоем,
И за тебя я пью, -
За ложь меня предавших губ,
За мертвый холод глаз,
За то, что мир жесток и груб,
За то, что Бог не спас.


Фонтанный дом, 1934




Категории: 30-е, 40-е, Сталин, Письма, Осип Мандельштам, Лев Николаевич Гумилев, Николай Николаевич Пунин
комментировать 22 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 25 марта 2011 г.
Исключение из Союза советских писателей. ERKIN. 19:10:45
9 августа 1946 года состоялось экстренное заседание исполкома Союза писателей. На нем выступил Андрей Жданов. Вот что он сказал о стихах Ахматовой:

«Перехожу к вопросу о литературном «творчестве» Анны Ахматовой. Ее произведения за последнее время появляются в ленинградских журналах в порядке «расширенного производства». (…) Анна Ахматова является одним из представителей этого безыдейного реакционного литературного болота (…) одним из знаменосцев пустой, безыдейной, аристократическо-со­лонной поэзии, абсолютно чуждой советской литературе. Тематика Ахматовой насквозь индивидуалистическа­я. До убожества ограничен диапазон ее поэзии – поэзия взбесившейся барыньки, мечущей между будуаром и моленной. Основное у нее – это любовно-эротические­ мотивы, переплетенные с мотивами грусти, тоски, смерти, мистики, обреченности. Чувство обреченности, - чувство, понятное для общественного сознания вымирающей группы, - мрачные тоны предсмертной безнадежности, мистические переживания пополам с эротикой – таков духовный мир Ахматовой, одного из осколков безвозвратно канувшего в вечность мира старой дворянской культуры, «добрых старых екатерининских времен». Не то монахиня, не то блудница, а вернее, блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой. (…) Такова Ахматова с ее маленькой, узкой личной жизнью, ничтожными переживаниями и религиозно-мистичес­кой эротикой. Ахматовская поэзия совершенно далека от народа».

Тем же днем Ахматова была в Союзе писателей по другим делам. Все почтительно косились в ее сторону и думали, насколько хорошо она владеет собой. Но самообладание было ни при чем. Ахматова просто ничего не знала. «Мне ровным счетом ничего не было известно. Утренних газет я не видела, радио не включала, а звонить мне по телефону, по-видимому, никто не решился. Вот я и говорила с ними, будучи в полном неведении о том, что обрушилось на мою седую голову». О выступлении Жданова Ахматова узнала вечером, когда развернула купленную рыбу, завернутую в газету.
Ахматова переносила новые несчастья с огромным достоинством. Она говорила Корнею Чуковскому: «Я была в великой славе, и испытала величайшее бесславие – и убедилась, что, в сущности, это одно и то же». Она не жаловалась на то, что ее исключили из Союза писателей, лишь указывала на тактическую слепоту своих преследователей. 26 октября 1946 года она говорила Софье Островской: «Зачем они так поступили? Ведь получается обратный результат – жалеют, сочувствуют, лежат в обмороке от отчаяния, читают, читают даже те, кто никогда не читал. Зачем было делать из меня мученицу? Надо было сделать из меня стерву, сволочь – подарить дачу, машину, засыпать меня всевозможными пайками и тайно запретить печатать! Никто бы этого не знал – и меня бы сразу возненавидели за материальное благополучие».
Но к критике своих стихов Ахматова относилась не столь безразлично. Критиковать же начали все подряд, даже те патриотические стихи, что были написаны в годы войны. Александр Фадеев, ставший секретарем Союза писателей, выступая в Праге, обвинил ее в декадентстве и пессимизме. Его выступление было позже опубликовано в «Литературной газете». В конце августа Ахматова печально спрашивала: «Скажите, зачем великой моей стране, изгнавшей Гитлера со всей ее техникой, понадобилось пройти всеми танками по грудной клетке одной больной старухи?»

Категории: Исключение из Союза советских писателей, 40-е, Андрей Жданов
Прoкoммeнтировaть
... ERKIN. 19:03:17
Накануне начала Второй мировой войны Ахматова оказалась в больнице. У нее воспалилась надкостница. Гаршин и Чуковская навещали ее. Хотя перенесенная Анной Андреевной операция была очень болезненной, она рассказывала о ней с юмором и с обоснованной гордостью: «Мне говорил потом Владимир Георгиевич [Гаршин], что доктор удивлялся моему терпению. А когда же мне было кричать? До – не больно; во время операции – щипцы во рту, не крикнешь; после – уже не стоит».
Поэтесса Ольга Берггольц каждый день выступала по радио. Ахматова тоже хотела выступить, но была слишком больна. Ее выступление записали дома. Лукницкий зашел к ней накануне выступления: «Она лежала – более. Встретила меня очень приветливо, настроение у нее хорошее, с видимым довольством сказала, что приглашена выступить по радио. Она – патриотка, и сознание, что сейчас она душой вместе со всеми, видимо, очень ободряет ее».
Выступила Ахматова очень просто и сдержанно:
«Вся жизнь моя связана с Ленинградом – в Ленинграде я стала поэтом, Ленинград стал для моих стихов их дыханием…Я, как и все вы сейчас, живу одной непоколебимой верой в то, что Ленинград никогда не будет фашистки».


Категории: Война, 40-е, Владимир Георгиевич Гаршин, Лидия Корнеевна Чуковская
Прoкoммeнтировaть
О Пунине. ERKIN. 19:01:16
В ноябре 1923 года Пунин пишет в дневнике только о своей любви к Ахматовой. 4 ноября он записывает: «Хрупка наша близость, как ледок». Теперь в дневнике встречаются и записи, сделанные рукой Ахматовой – иногда она вступает в диалог с автором дневника. Возникает ощущение того, что влюбленные просто разговаривают друг с другом. «Не смотрите на меня так. У меня кружится голова, - пишет Ахматова. – Мы будем вместе, если только вместе. (Последняя строчка дописана рукой Пунина.) Ну, ну, Котий, вы быстро влюбитесь в меня».
Как-то Ахматова спросила, рад ли он тому, что она пришла. Он ответил: «Конечно». А в дневнике появилась такая запись:
«Я не рад, а счастлив белым полным счастьем, так что все стало тихим и чистым, как в снегу… В моей квартире – у самых окон деревья сада – в окна видны ветки в снегу; Ан., придя, так наполнила комнату, что похоже было: ко мне пришла в гости сама зима, только теплая. Пили кофе, я что-то мало говорил».
В разговорной книжке Ахматова и Пунин продолжают записывать свои мысли. Ахматова всегда выражается очень просто. Например, 26 мая 1924 года она пишет: «В Павловске были в 1924 г». Пунин сразу же восклицает: «И чувствовал я, как будто ты край всего мира, а дальше нет ничего». Но любовь Ахматовой ничуть не слабее, и это доказывает следующая же фраза: «А я удивлялась, что все такое зеленое вокруг и душистое. Котий мой! А. или Олень». Редко удается стать свидетелем столь страстного признания в любви. Но не все записи в разговорной книжке настолько теплы. 15 сентября Ахматова пишет: «Котий сказал, что так врос в Шереметьевский дом, что ни на что (т.е. на меня) его не променяет. Олень», а Пунин тут же добавляет: «Не говорил этого – К[отий] М[альчик]».

Не недели, не месяцы – годы
Расставались. И вот наконец
Холодок настоящей свободы
И седой над висками венец.

1938


Категории: Николай Николаевич Пунин, Фонтанный дом, Переписка, Любимые мужчины Ахматовой, 20-е, 30-е
Прoкoммeнтировaть
О Шилейко. ERKIN. 18:57:59
Ахматова почти не писала. <…> По ее стихам становится совершенно ясно, что писать она перестала, потому что муж не одобрял этого занятия.
Если верить Ахматовой, Шилейко был настоящим деспотом. Даже в 1917 году она называла его любовь «испытанием железом и огнем». Близким друзьям Анна рассказывала о том, как муж ее мучил. Аманда Хейт считает, что Шилейко была нужна жена, а не поэтесса, поэтому он «сжигал ее рукописи в самоваре».
Однако сохранились и другие свидетельства, которые говорят о той очевидной любви, которую Ахматова и Шилейко испытывали друг к другу. Тамару Шилейко, невестку Владимира Казимировича, которая всегда считала свекра нежным и любящим человеком, нельзя считать беспристрастным свидетелем. Но 19 января 1920 года Корней Чуковский записал в дневнике: «К Шилейке ласкова – иногда подходит и ото лба отметает волосы. Он зовет ее Аничкой. Она его Володя». Шилейко придумал для Ахматовой прозвище «Акума» и часто пользовался им в письмах к ней, даже после разрыва. Оба обожали сенбернара Тапу. Найман вспоминает, что Ахматова говорила о Шилейко «без тени злопамятности, скорее весело и с признательностью». Даже расставшись, Шилейко и Ахматова продолжали заботиться друг о друге.

Тебе покорной? Ты сошел с ума!
Покорна я одной Господней воле.
Я не хочу ни трепета, ни боли,
Мне муж – палач, а дом его – тюрьма.

1921


Категории: Владимир Казимирович Шилейко, Любимые мужчины Ахматовой, 20-е
Прoкoммeнтировaть
вторник, 8 марта 2011 г.
Анна Ахматова и Киев La quiete 13:28:56
Анна Ахматова и Киев


­­В 1906—1907 годах Анна Ахматова-Горенко училась в Киевской Фундуклеевской гимназии, в 1908—1909 гг. — на юридическом факультете Высших женских курсов. В Киеве она начала свою «Киевскую тетрадь», много ее стихотворений посвящено нашему городу.

Николай Гумилев называл ее колдуньей :-O­ (Анна была его подругой детства). «25 апреля 1910 года я вышла замуж за Гумилева, — писала будущая поэтесса. — Венчались мы за Днепром, в сельской церкви. В тот же день Уточкин летел над Киевом, и я впервые видела самолет. Шаферами были Владимир Эльснер и [И.О.] Аксенов». После свадьбы молодые двинутся в Париж, потом на север Италии, и Киев в судьбе теперь уже Ахматовой (этот псевдоним утвердился за поэтессой в 1910 году) остается далеко позади. Однако ее творческий путь начался все-таки именно в этом городе.

Как же А. Ахматова оказалась в Киеве? Следует заметить, что Украина вообще не была для нее чужой: здесь были ее семейные корни. В Киев же она приехала в 1906 году. Поселилась у своей кузины Марии Александровны Змунчилла, несколько лет (1906—1910 гг.) проживала в ее семье в доме № 7, расположенном на уютной улочке Меринговской (нынче — ул. Заньковецкой). Здесь закончила последний класс Фундуклеевской гимназии, с большим интересом и желанием поступила на юридический факультет Высших женских курсов, но изучение юридических дисциплин не оправдало ее надежд и курсы Анна оставила...



Подробнее…В 60-х годах поэтесса решила упорядочить отдельный киевский цикл стихотворений, о чем свидетельствует ее запись: «Из «Киевской тетради» 1909 года сделать «Предвечерья»». «Предвечерья» — это этап, предшествующий первому сборнику поэзии Ахматовой «Вечер» (1912). В этом сборнике есть стихотворения с пометкой «Киев». С нашим городом связаны поэзии «У кладбища», «Направо пылил пустырь». В Киеве было написано стихотворение «На руке его много блестящих колец...», с которого начался творческий путь Анны Ахматовой: это первое печатное произведение поэтессы (еще за подписью Анна Горенко) появилось в русском журнале «Сириус» (№ 2 за 1907 год), который издавался в Париже.

В поэзии «Сжала тебя золотистым овалом...» автор обращается к киевской художнице Александре Экстер. «С Киевом связано немало событий в моей жизни. В 1918—1919 годах там существовала художественная школа В. Экстер, «левой» художницы... Среди учениц Экстер была восемнадцатилетняя девушка Люба Козинцева». (Люба Козинцева — будущая жена Ильи Эренбурга).

В 1914 году был опубликован ряд стихотворений Ахматовой, написанных в Киеве: «Стал мне реже снится, слава богу...», «Моей сестре», «Подошла к сосновому лесу» (последняя поэзия навеяна впечатлениями от пребывания Ахматовой в 1914 году в Дарнице, у матери). После нескольких лет жизни в Киеве Ахматова почти все время жила в Петербурге, но и после 1910 года не раз возвращалась в места юности — в Киев и на Подолье, где в Слобидке-Шелехивской (теперь — Хмельницкая область) было небольшое имение ее деда. Здесь открыт музей Ахматовой и установлен ей памятник.

Память о киевском периоде жизни поэтессы хранит изыскано выполненная мемориальная доска на доме стиля модерн по улице Заньковецкой, 7.

К 100-летию со дня рождения Анны Ахматовой в Петербурге, в садовом флигеле Шереметьевского дворца (Фонтанный дом, где Ахматова жила со середины 20-х до 1952 года) недавно открыт музей поэтессы.

Одна из комнат, где Ахматова жила два с половиной года (1938—1941 гг.), мало похожа на жилище поэта: в ней нет рукописей, книжек. Дело в том, что много рукописей, предварительно прочитав их кому-нибудь из близких, Ахматова сжигала. Сама она писала, что в нее «весьма неинтеллигентная комната — книжек не видно: они в комоде — и вот в сундуке». Всю свою жизнь она дарила книжки, но были у нее «вечные спутники»: Библия, Данте, Шекспир, Пушкин. Икона казанской Божией Матери поддерживала ее в страшные годы, давала силы жить и творить. И еще ее вечным спутником был рисунок Модильяни, единственный, сохранившийся из тех шестнадцати ее портретов, которые выполнили художники в Париже. Встреча и общение этих двух великих талантов — это отдельная интересная страница творческого пути поэтессы...


Категории: Биография
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 5 марта 2011 г.
Евгений Евтушенко. ERKIN. 06:48:28
­­

Памяти Ахматовой

I
Ахматова двувременной была.
О ней и плакать как-то не пристало.
Не верилось, когда она жила,
не верилось, когда ее не стало.
Она ушла, как будто бы напев
уходит в глубь темнеющего сада.
Она ушла, как будто бы навек
вернулась в Петербург из Ленинграда.
Она связала эти времена
в туманно-теневое средоточье,
и если Пушкин — солнце,
то она в поэзии пребудет белой ночью.
Над смертью и бессмертьем, вне всего,
она лежала, как бы между прочим,
не в настоящем, а поверх него,
лежала между будущим и прошлым.
И прошлое у гроба тихо шло
не вереницей дам богоугодных.
Подробнее…Седые челки гордо и светло
мерцали из-под шляпок старомодных.
Да, изменило время их черты,
красавиц той, когдатошней России,
но их глаза — лампады доброты —
ни крутоверть, ни мгла не загасили.
Шло будущее, слабое в плечах.
Шли мальчики. Они себя сжигали
пожаром гимназическим в очах
и в кулаках тетрадочки сжимали.
И девочки в портфельчиках своих
несли, наверно, дневники и списки.
Все те же — из Блаженных и святых —
наивные российские курсистки.
И ты, распад всемирный, не убий
ту связь времен, — она еще поможет.
Ведь просто быть не может двух Россий,
как быть и двух Ахматовых не может.
II
Ну, а в другом гробу, невдалеке,
как будто рядом с библией частушка,
лежала в белом простеньком платке
ахматовского возраста старушка.
Лежала, как готовилась к венцу,
устав стирать, мести, скрести и штопать,
крестьянка по рукам и по лицу,
а в общем, домработница, должно быть.
Быть мертвой — это райское житье.
За ней так добро люди приглядели,
и словно перед праздником дите,
и вымыли и чисто приодели.
Цветами ее, правда, не почли,
но был зато по мерке гроб подогнан,
и дали туфли, новые почти,
с квиточками ремонта на подошвах.
Была она прощающе ясна
и на груди благоговейно сжала
сухие руки, будто бы она
невидимую свечку в них держала.
Они умели в жизни все уметь
(писали, правда, только закорюки),
тяжелые и темные, как медь,
ни разу не целованные руки.
И думал я: а может быть, а вдруг,
но все же существуют две России:
Россия духа и Россия рук —
две разные страны, совсем чужие?!
Никто о той старушке не скорбел.
Никто ее в бессмертные не прочил.
И был над нею отстраненно бел
Ахматовой патрицианский профиль.
Ахматова превыше всех осанн
покоилась презрительно и сухо,
осознавая свой духовный сан
над самозванством и плебейством духа.
Аристократка? Вся оттуда, где
под рысаками билась мостовая!
Но руки на цветах, как на воде,
покачивались, что-то выдавая.
Они творили, как могли, добро,
но силы временами было мало,
и, легкое для Пушкина, перо
с усмешкой пальцы женские ломало.
Забыли пальцы холодок Аи,
и поцелуи в Ницце, Петербурге,
и, на груди сведенные, они
крестьянскою усталостью набухли.
Царица без короны и жезла,
среди даров почтительности тусклых,
была она прощающе ясна,
как та старушка в тех дареных туфлях.
Ну, а старушка в том, другом гробу
лежала, не увидевшая Ниццы,
с ахматовским величием на лбу,
и между ними не было границы.


Категории: Евгений Евтушенко, Русская поэзия 60-х, Посвящения Ей, Стихи
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Сироты Ахматовой (с) ERKIN. 06:42:40
45 лет назад скончалась Анна Андреевна. Светлая память моему Поэту в этот Скорбный день...
Я буду надеяться, что она смотрит - на нас - с небес, и чувствует нашу скорбь.


­­

Ахматова умерла в поселке Домодедово, 5 марта. Уже после ее смерти, в 1987, во время Перестройки, был опубликован трагический и религиозный цикл "Реквием", написанный в 1935 — 1943 (дополнен 1957 — 1961).

Отпевание состоялось 10 марта в красивейшем бело-голубом Никольском соборе. Ахматова лежала в открытом гробу. Голову ее покрывало черное кружево, присланное из Лондона Саломеей Гальперн. На отпевании были все «сироты Ахматовой», как назвал их Бобышев, - Бродский, Рейн, Найман и сам Бобышев. Бродский приехал в самом конце, потому что он должен был организовать все на комаровском кладбище. В соборе было много фотографов и операторов. Бродский вспоминает: «В соборе Лева метался и выдергивал пленку из фотоаппаратов у снимающих». Михаил Ардов пишет о том, что Лев принимал более активное участие в организации похорон, чем можно представить по воспоминаниям Бродского. Ардов вспоминает, что 5 марта 1966 года, в день смерти матери, Лев сказал: «Лучше бы было наоборот. Лучше бы я раньше ее умер».


Категории: Сироты Ахматовой (с)
Прoкoммeнтировaть
вторник, 1 марта 2011 г.
ERKIN. 20:37:01
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 18 февраля 2011 г.
... ERKIN. 15:34:50
<…> “Он выслушивал их внимательно, потому что это была я, но очень осуждал, советовал заняться каким-нибудь другим делом.… А потом было так: мы поженились в апреле.… А в сентябре он уехал в Африку и пробыл там несколько месяцев. За это время я много писала и пережила свою первую слову: все хвалили кругом…. Он вернулся. Я ему ничего не говорю. Потом он спрашивает: «Писала стихи?» - «Писала». И прочла ему…. Он ахнул. С тех пор мои стихи всегда очень любил».
­­


Категории: Николай Степанович Гумилев, Любимые мужчины Ахматовой, Воспоминания
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 13 февраля 2011 г.
... ERKIN. 11:54:57
­­

<…> Анна Ахматова изобрела себя сама. Отец не позволял ей писать стихов, поскольку боялся, что они могут его скомпрометировать. И тогда Анна в качестве псевдонима взяла себе фамилию татарской княжны, своей прабабушки по материнской линии. Иосиф Бродский назвал выбор имени «первой поэмой» Ахматовой.
<…> Анна с печалью вспоминала о своих сестрах, и особенно о старшей, Инне, которая умерла в 1906 году в возрасте двадцати семи лет: «Инна была особенная, суровая, строгая… Она была такой, какою читатели всегда представляли себе меня и какою я никогда не была». Инне никогда не нравились стихи Анны, она считала их слишком легкомысленными. А мать проявляла большую чуткость. Прочитав стихи дочери, Инна Эразмовна неожиданно заплакала и сказала: «Я не знаю, я вижу только, что моей дочке – плохо».
<…> Зимой 1900 года, когда семья Горенко жила в Царском селе, Анна тяжело заболела, по-видимому, оспой. Тогда, в возрасте одиннадцати лет, она и написала свое первое стихотворение и с тех пор всегда связывала свой поэтический дар с этой болезнью: «Удивительно то, когда я еще не написала ни строчки, все кругом были уверены, что я стану поэтессой. А папа даже дразнил меня так: декадентская поэтесса…».


Категории: Биография, Элен Файнштейн
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 6 февраля 2011 г.
Высказывания. ERKIN. 22:50:36
­­
«Каждая строчка Ахматовой – это целая книга женской души».
Александра Коллонтай
­­
«Ахматова принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа девятнадцатого века».
Осип Мандельштам
­­
«Книги Ахматовой сразу стали литературным событием. В русскую поэзию вошла редкостная по красоте и очень доверчивая женская нота».
Корней Чуковский
­­
«Судьба Ахматовой – нечто большее, чем даже её собственная личность, – лепила тогда у меня на глазах из этой знаменитой и заброшенной, сильной и беспомощной женщины изваяние скорби, сиротства, гордыни, мужества».
Лидия Чуковская
­­
«Ахматова видела вещи под каким-то иным углом, всякие обыденности в устах её становились значительными. Это поражало меня».
Наталья Ильина
­­
«Анна Ахматова – целая эпоха в поэзии нашей страны. Она щедро одарила своих современников человеческим достоинством, своей свободной и крылатой поэзией – от первых книг о любви до стихов стоящего под огнем Ленинграда».
Константин Паустовский
­­
«На всех нас, как некий душевный загар, что ли, лежит отсвет этого сердца, этого ума, внутренней щедрости. Мы шли к ней потому, что она наши души приводила в движение».
Иосиф Бродский
­­


Категории: Цитаты об Анне Андреевне
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
ERKIN. 09:47:50
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 4 февраля 2011 г.
ERKIN. 21:06:37
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 27 января 2011 г.
... ERKIN. 23:05:54
­­
А в книгах я последнюю страницу
Всегда любила больше всех других, -
Когда уже совсем не интересны
Герой и героиня, и прошло
Так много лет, что никого не жалко,
И, кажется, сам автор
Уже начало повести забыл,
И даже "вечность поседела",
Как сказано в одной прекрасной книге.
Но вот сейчас, сейчас
Все кончится, и автор снова будет
Бесповоротно одинок, а он
Еще старается быть остроумным
Или язвит, прости его, Господь! -
Прилаживая пышную концовку,
Такую, например:
"И только в двух домах
В том городе (названье неизвестно)
Остался профиль кем-то обведенный
На белоснежной извести стены,
Не женский, не мужской, но полный тайны.
И, говорят, когда лучи луны
Зеленой, жесткой, среднеазиатской -
По этим стенам в полночь пробегают,
В особенности в новогодний вечер,
То слышится какой-то легкий звук,
Причем одни его считают плачем,
Другие разбирают в нем слова.
Но это чудо всем поднадоело.
Приезжих мало, местные привыкли.
И, говорят, в одном из тех домов
Уже ковром закрыт проклятый профиль".

1943. 25 ноября
Ташкент

Категории: 40-е, Стихи, Ташкент, Фото
Прoкoммeнтировaть
четверг, 20 января 2011 г.
Ксения Некрасова - Анне Ахматовой. ERKIN. 23:23:28
­­Анне Ахматовой

А я встала нынче
На рассвете...
Глянула -
А дом попался в сети
Из зеленых черенков и почек
И из тонких,
Словно тина, веток.
Обошла я все дома в квартале -
Город весь
В тенетах трепетал.
Спрашивала я прохожих -
Где же пряхи,
Что сплетали сети?
На меня глядели с удивленьем
И в ответ таращили глаза.
Вы скворцов
Доверчивей все, люди! -
Думаете, это листья?
Просто яблони
И просто груши?

Подробнее…Вот проходит мимо
Женщина
Под рябью...
Голова седая,
А лицо как стебель,
А глаза как серый
Тучегонный ветер...
- Здравствуйте, поэт, -
Сказала я учтиво.

Жаловалась Анна:
- А я встала рано
А в окошко увидела цветы...
А в моем стакане
Розы с прошлых весен -
Все не сохли розы.
Из друзей никто мне нынче
Не принес весны.

Я сейчас с мальчишкой
Здесь, на тротуаре,
Из-за ветки вишни
Чуть не подралась.
Все равно всю ветку
Оборвет мальчишка...

И проходит дальше.
Голова седая,
А лицо как стебель,
А глаза как серый
Тученогий ветер.
И ложатся под ноги ей тени
Облачками...
Львами...
С гривами цветов...
<1940-е годы>


Категории: Ксения Некрасова, Посвящения Ей, 40-е
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 10 января 2011 г.
... ERKIN. 09:05:52
В первый раз я стала писать свою биографию, когда мне было 11 лет, в разлинованной красным маминой книжке, для записывания хозяйственных расходов (1900 г.). Когда я показала свои записи старшим, они сказали,что я помню себя чуть ли не двухлетним ребенком…

Анна Ахматова. Из «Записных книжек»


Категории: Отрывки из воспоминаний, Из жизни
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 9 января 2011 г.
Отрывок. ERKIN. 00:15:43
Он шалел от ее линий - от удлиненного ее тела, от длинной ее шеи. И снова она демонстрировала свою гибкость... Она поднимала ногу за спиной и цеплялась ею за собственную шею ("Так, так, еще минутку, не двигайся... Ун аттимо..."). Она висела на балке потолка, как на трапеции (а он рисовал, конечно, весь этот цирк). Он называл ее то циркачкой, то канатной плясуньей...


Борис Носик "Анна и Амедео. История тайной любви Ахматовой и Модильяни".

­­


Категории: Любимые мужчины Ахматовой, Амедео Модильяни
Прoкoммeнтировaть
пятница, 24 декабря 2010 г.
Сероглазый король// серый кoт 00:16:13
Сероглазый король.

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.

Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:

«Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.

Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой».

Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.

Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.

А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля...»

11 декабря 1910
Царское Село.


Подкаст Вертинский - Сероглазый король(на стихи Анны Ахматовой) ( 02:36 / 1Mb )

Категории: Стихи, Романс
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
 


Анна АхматоваПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
...
25u5ai
4wghabuq
пройди тесты:
Спец выпуск по Фейри Тайл ^^
"Ребенок" в Акацуках (Часть...
Насколько хорошо ты знаешь японский?
читай в дневниках:
Тест: Какая ты ориентация...
Тест: Какой ты жанр в музыке Классика...
В детстве я так не любил спать...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх